Александр Людвигович Штиглиц (1814 — 1884)

Промышленник, меценат, благотворитель, финансист и банкир, управляющий Государственным банком России (1860—1866)

«Люби Россию, и она будет любить тебя» (из напутствия отца)

Три брата Штиглица приехали в Россию из немецкого княжества Вальдек. Судьба им улыбнулась, особенно младшему – Людвигу. Он оказался особенно успешным в финансово-кредитной сфере. Купец I гильдии, трудолюбивый, аккуратный честный, он стал придворным банкиром Александра I, давал ссуды членам царской семьи, осуществлял для них внешние займы. Николай I пожаловал баронский титул Людвигу Штиглицу и его потомству. На фамильном гербе были изображены пчелы как символ трудолюбия.

Александр был единственным сыном придворного банкира, получил университетское образование в Дерпте, увлекался наукой, искусством, немецкой поэзией. Там же женился.

В 1843 году, в возрасте 29 лет после скоропостижной смерти отца Александр стал владельцем огромного состояния, но не хотел быть финансистом. Однако имя Штиглица почиталось в деловых кругах, в том числе на Западе, и много значило для интересов России. Поэтому император Николай I лично попросил Александра Штиглица продолжить дело отца, на что тот  согласился.

В составе наследства ему переходит и Невская мануфактура, которая сохранила свой профиль до сих пор. Это прядильно-ниточный комбинат им. С.М. Кирова на Синопской набережной. Производственные здания создают уникальный промышленный ландшафт центра СПб. Три заводские трубы рядом со Смольным собором и Большеохтинским мостом получили лирическое название «Вера, Надежда и Любовь). Сохранились и дома для рабочих.

В 1845 году барон Штиглиц купил текстильную фабрику, расположенную по обоим берегам р. Нарова, создал там еще две мануфактуры: суконную и льнопрядильную и построил поселок для рабочих на английский манер – с больницей, библиотекой, столовой, школой и училищем для детей. Это было  образцовое предприятие: для него закупалось современное оборудование. Кирпичные дома для рабочих имели паровое отопление, работать на фабрике было престижно. С заказами проблем тоже не возникало, так как предприятие выпускало главным образом сукно для мундиров, а также парусину и брезент для военного и торгового флотов. Сейчас фабрика не работает ни в России, ни в Эстонии.

У Александра Штиглица были также металлургические заводы, золотые прииски и предприятия других профилей.

В 1846 году столичное биржевое купечество выбрало барона на должность председателя Биржевого комитета.

В 1855 году Штиглиц совместно с бароном Фелейзеном занялся постройкой железной дороги из Петербурга в Петергоф (позже ветка была дотянута до Ораниенбаума) и из Гатчины в Лугу. Балтийский вокзал архитектора Кракау – это тоже памятник Штиглицу.

В личной жизни барон Штиглиц был замкнутым человеком. Своих детей у него не было. Он удочерил подкинутую девочку, дав ей имя Надежды Михайловны Июневой.

Для своей семьи Штиглиц построил на Английской набережной роскошный особняк в духе итальянского Палаццо. Для этой цели был приглашен модный тогда российский архитектор Кракау, который получил свободу творчества и неограниченный бюджет. Особняк стал произведением искусства. Интерьеры отличались роскошью, удобством и утонченным вкусом. К сожалению, после смерти барона его приемная дочь продала дворец великому князю Павлу Александровичу, и интерьеры были изменены.

Однако жизнь не бывает гладкой. Мировая финансовая рецессия после Крымской войны привела к беспорядкам на бирже, в них «доброжелатели» обвинили барона. У него начались проблемы и со своим самым важным клиентом — российским правительством. Если ранее основные внешние займы делались государством через него, то в 1859 году кабинет министров стал напрямую общаться с иностранными банкирами. Штиглиц приступил к ликвидации дел своей компании и уехал за границу.

В это время Александр II проводил банковскую реформу. Система казенных банков устарела, и для ускоренного экономического роста необходимо было внедрить современные механизмы кредитования, повысить доверие клиентов к российским банкам. Поэтому весной 1860 года Александр II подписал указ о создании Государственного имперского банка с региональными отделениями. Первым управляющим новой структурой был назначен Александр Штиглиц.  При поддержке этого банка создавались акционерные банки для выдачи кредитов теперь уже не только дворянам и купцам, но и другим слоям населения. Имя Штиглица внушало доверие, так необходимое при проведении реформы.

Свои личные сбережения Штиглиц предпочитал хранить в российских банках и на недоумевающие вопросы отвечал: «Мой отец и я заработали своё состояние в России, и я готов потерять с ней всё своё состояние, если она окажется несостоятельной».

Благотворительная деятельность касалась больше всего просвещения и интересов его подчинённых. Барон Его самый ценный подарок СПб – Центральное училище технического рисования, ныне Художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица в Соляном переулке, 13.

Грандиозное здание построено архитектором Р.А. Месмахером, который стал первым директором этого учебного заведения. Преподаватели и студенты получали зарплату и стипендию из фонда Штиглица. При училище был создан уникальный музей, который знакомит посетителей с прикладным искусством Европы и России 17-19 веков.

Оставаясь лютеранином, барон Штиглиц построил в Ивангороде по благословению Новгородского митрополита Исидора православную  церковь в честь Святой Троицы. Возможно его подвигли на это раздумья по поводу болезни и смерти жены Каролины Карловны – об этом мы никогда не узнаем, так как барон был очень скрытным человеком и дневников не оставил. Так или иначе, православная церковь, построенная в духе русской архитектуры 17 века, стала приходской для рабочих и… усыпальницей Штиглицев, где кроме барона и его жены погребены приемная дочь Н.М. Июнева и её муж А.А. Половцев. Скончался барон Штиглиц в 1884 году от воспаления легких.

В 2009 году в Петергофе на привокзальной площади состоялось торжественное открытие памятника Александру Штиглицу. Бронзовый памятник барону работы скульптора Яна Неймана установлен благодаря поддержке ОАО «РЖД» по инициативе жителей района.

Барон А.Л. Штиглиц преуспел в различных сферах, но вся его жизнь была направлена на служение России.